5 шуток от великого поэта Александра Сергеевича Пушкина

шутки от пушкина

Содержание

Смех Пушкина производил на людей неизгладимое, просто чарующее впечатление. Художник Карл Брюллов говорил про него

Какой Пушкин счастливец! Так смеется, что словно кишки видны

Предлагаем Вашему вниманию пять шуток от выдающегося русского поэта.

Шутка 1

Шутка Пушкина в лицееАлександр Сергеевич во время своего пребывания в Царскосельском лицее задумал удрать в Петербург погулять. Отправляется к гувернеру Трико, тот не пускает, заявив при этом, что он будет следить за ним,
Пушкин махнул рукой на это заявление и, захватив Кюхельбекера, удирает в Питер. За ними последовал и Трико. К заставе первым подъезжает Александр Сергеевич.
— Фамилия? — спрашивает заставный.
— Александр Однако! — отвечает поэт. Заставный записывает фамилию и пропускает едущего. За Пушкиным подкатывает Кюхельбекер.
— Фамилия? — спрашивает опять заставный.
— Григорий Двако! — отвечает товарищ Пушкина, придумавшего эту остроумную комбинацию.
Заставный записывает и с сомнением качает головой. Подъезжает, наконец, гувернер.
— Ваша фамилия? — окликает его сторож.
— Трико.
— Ну, врешь,— теряет терпение заставный,— здесь что-то недоброе! Один за другим — Одна-ко, Два-ко, Три-ко! Шалишь, брат, ступай в караулку!
Бедняга Трико просидел целые сутки под арестом при заставе, а Пушкин свободно покутил со своим товарищем.

Шутка 2

Шутка от Пушкина с чиновникомВ качестве камер-юнкера Пушкин очень часто бывал у высокопоставленных особ, которые в то блаженное время на всякий выдающийся талант, как литературный, так и артистический, все еще продолжали смотреть как на нечто шутовское и старались извлечь из такого таланта как можно более для себя потешного. Пушкин был брезглив на подобные отношения к себе и горячо протестовал против них меткими, полными сарказма экспромтами.
Явившись, раз к высокопоставленному лицу, Пушкин застал его валяющимся на диване и зевающим от скуки. При входе поэта лицо, разумеется, и не подумало изменить позы, а когда Пушкин, передав, что было нужно, хотел удалиться, то получил приказание произнести экспромт.
— Дети на полу — умный на диване,— сквозь зубы сказал раздосадованный Пушкин.
— Ну, что же тут остроумного,— возразила особа,— де-ти на по-лу умный, на диване. Понять не могу.., Ждал от тебя большего.
Пушкин молчал, и когда особа, повторяя фразу и перемещая слоги, дошла, наконец, до такого результата: детина полуумный на диване, то, разумеется, немедленно и с негодованием отпустила Пушкина.

Шутка 3

Пушкин смеетсяИзвестно враждебное отношение Пушкина к командировке, сделанной ему Воронцовым,— исследовать саранчу в южных степях Новороссии.
Командировка придумана была Воронцовым с целью дать Пушкину, случай отличиться по службе, а Пушкин принял поручение это за желание надсмеяться над ним, и всем известен тот шуточный рапорт в стихах о саранче, который был представлен Пушкиным вместо деловой бумаги:
Саранча летела, летела И села.
Сидела, сидела — все съела И вновь улетела.
Более всего оскорбляло самолюбие поэта то обстоятельство, что Воронцов игнорировал в нем поэта и видел лишь чиновника. Конечно, впредь такой чиновник особых поручений навсегда был избавлен от каких-либо командировок.

Шутка 4

Шутка Пушкина юнкерамПушкин любил веселую компанию молодых людей. У него было много приятелей между подростками и юнкерами. Около 1827 года в Петербурге водил он знакомство с гвардейской молодежью и принимал деятельное участие в кутежах и попойках. Однажды пригласил он несколько человек в тогдашний ресторан Доминика и угощал их на славу. Входит граф Завадовский и, обращаясь к Пушкину, говорит:
— Однако, Александр Сергеевич, видно, туго набит у вас бумажник!
— Да ведь я богаче вас,— отвечает Пушкин,— вам приходится иной раз, проживаться и ждать денег из деревень, а у меня доход постоянный — с тридцати шести букв русской азбуки.

Шутка 5

Эта история, скорее всего, литературный анекдот, однако весьма занятный. Рассказывали, что однажды знакомый Пушкина офицер Кондыба спросил поэта, может ли он придумать рифму к словам «рак и рыба». Пушкин ответил: «Дурак Кондыба!» Офицер сконфузился и предложил составить рифму к сочетанию «рыба и рак». Пушкин и тут не растерялся: «Кондыба — дурак».